Что происходит в центре экологического ЧП на Камчатке

Дискоммуникация, хайп и человеческий фактор — РБК побывал на Камчатке и поговорил с пострадавшими, активистами и учеными, чтобы оценить масштаб экологического происшествия и версии дела, в котором пока никто не может разобраться

Фото: Дмитрий Шаромов / Greenpeace
«Всем, кто не верит, предлагаю скинуться деньгами, отправить делегатов на [реку] Налычева и попить воды — я кружку выделю! Вы понимаете, что такое ГОСТ? Это не вопрос веры! Это научные данные!» — кричит корреспонденту РБК ведущий научный сотрудник Лаборатории активного вулканизма и динамики извержений при Институте вулканологии и сейсмологии Дальневосточного отделения РАН Алексей Озеров.

Эмоции и человеческий фактор сопровождают историю с экологическим происшествием у берегов Камчатки с самого начала. «Идет война», — объясняет Озеров, почему три дня не успевал ответить на вопросы журналиста.

История об экологической катастрофе на Камчатке многих потрясла и быстро распространилась по Рунету и СМИ во многом благодаря соцсетям. За первую неделю октября вся Россия услышала о Халактырском пляже, выброшенных на берег мертвых морских животных и пугающих симптомах людей, погружавшихся в воду Авачинского залива в Тихом океане.

У сотрудников серф-школы Snowave на Халактырском пляже первая реакция на воду появилась 8 сентября. «У многих поднялась температура до 38, была дикая слабость, рвота, многие спали весь день, счет времени терялся», — рассказывает администратор базы Катя Дыба. Привыкшие к отдыху в суровых условиях, на ощущение сухости и рези в глазах серферы внимания не обратили. Не решались рассказывать кому-то вне лагеря о странных симптомах, опасаясь, что начнутся проверки СанПиНа, продолжали кататься и проводить уроки.

Впоследствии оказалось, что с такими же проблемами столкнулись и два других серф-лагеря на Халактырском пляже: Quick silver и Surfway. Состояние обитателей лагерей ухудшилось к 20-м числам сентября, вспоминают несколько сотрудников Snowave в разговоре с РБК. «Рвало тех, кто больше всего контактирует с водой, — в основном сотрудников школ. Но с глазами проблемы были вообще у всех, даже у учеников, которые один раз заходили в воду», — вспоминает инструктор Расул Гаджиев. Среди самых распространенных ощущений — резь в глазах, как будто в них попал песок, и пелена, будто смотришь сквозь марлю.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *