«Одно дело, когда министр скажет, а другое — когда я»

Президент России Владимир Путин в четверг, 20 июня, провел очередную прямую линию. Для президента она стала уже 17-й. В этом году первые результаты прямой линии появились еще до ее начала, как только начали поступать вопросы: проходят проверки и даже возбуждены уголовные дела. Как и в прошлом году, прямой эфир смотрели губернаторы, чтобы в случае необходимости президент мог переадресовать им вопрос жителей региона. «Лента.ру» собрала самые яркие цитаты президента.

О том, что такое национальные проекты

«Это то, вокруг чего строится вся наша работа сегодня. Собственно говоря, работа строится вокруг человека, но для того чтобы добиться максимального результата для наших людей, для наших граждан, для развития экономики, мы организовали работу в рамках так называемых национальных проектов. Конечная цель всех этих мероприятий заключается в том, чтобы поставить экономику на новые рельсы, сделать ее высокотехнологичной, повысить производительность труда и на этой базе — поднять уровень жизни наших граждан, обеспечить безопасность нашего государства на длительную историческую перспективу».

О том, почему подняли НДС

«Прежде всего нам нужно было понять, за счет чего мы будем добиваться этого результата, где источники финансирования.
<…> К сожалению, правительство, в том числе, пошло и на повышение НДС с 18 до 20 процентов. Это, повторяюсь, в том числе для того, чтобы наполнить государственный бюджет, сделать первые шаги, которые за государством обязательно числятся. Это инфраструктура, скажем. Кто будет строить железные дороги или мосты? Или шоссейные дороги, автомобильные?»

О последствиях этих решений

«В целом, правительство, Центральный банк, оказались правы. И вот за полгода у нас, к сожалению, подросла инфляция. Что такое инфляция подросла? Значит, ЦБ увеличил ключевую ставку, значит чуть-чуть сократилось производство и так далее, и так далее. Но сейчас мы видим, что и производство начало расти, и инфляция ушла. Уже по последним данным, позавчерашним, по-моему, ниже пяти процентов опустилась и доходы начали [расти]»

О зарплатах в 10 тысяч рублей

«Нами принято впервые решение, мы довели минимальный уровень оплаты труда, МРОТ, до прожиточного минимума. Это 11 тысяч 280 рублей».

«Это [зарплаты по 10 тысяч рублей и снижение минимального размера оплаты труда в регионах] — предмет для разбирательства соответствующих контролирующих инстанций. Или человек работает просто на полставки. В каждом конкретном случае нужно разбираться».

О низких зарплатах в МЧС

«Решение принято. В этом году МЧС будет выделено 4,3 миллиарда рублей, что позволит поднять заработную плату таким сотрудникам МЧС, как человек, который здесь выступал, до 24, примерно, тысяч. И на следующий год предусмотрено двумя траншами, по полугодию, в 4 миллиарда. 8 миллиардов за год. Соответственно, у него, например, зарплата должна вырасти где-то до 32 тысяч».

О том, когда жить станет легче

«Напомню, что несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками, и это даже не внешние шоки, связанные с так называемыми санкциями или с внешними ограничениями, а с ситуацией на рынке»

<…>

«Реальные доходы граждан сокращались в течение нескольких лет. Самый большой спад был в 2016 году, по-моему. Сейчас, постепенно, доходы начали восстанавливаться. <…> Что касается заработных плат. Рост есть, и в номинальном выражении, и в реальном выражении. В номинальном выражении это выглядит так: в 2017 году начисленная заработная плата в экономике была 33,2 тысячи, а в этом году — уже почти 44, последние данные по последним месяцам — 45.

Я сразу хочу оговориться, и хочу, чтобы на меня люди, которые сейчас в интернете или у телевизора, не сердились за то, что у них нет таких заработных плат. Это естественное дело. Я говорю о средних цифрах почему? <…> У нас большая разница и по отраслям, и по регионам. Одно дело, когда люди получают деньги в Туве, а другое дело — в Москве, либо в Тюмени, либо в Ингушетии. И по отраслям: в нефтянке одно, в финансовой сфере другое, в машиностроении третье, в транспортной отрасли четвертое. <…> Но они все-таки [средние цифры] показывают тенденции».

«Вообще-то, генеральный способ решения проблемы — это не государственное вливание туда или сюда, в какую-то отрасль. Генеральная проблема — это повышение производительности труда и развитие экономики».

О пенсиях

«В этом году индексация пенсий по старости, страховых, составила 7,05 процента при инфляции прошлого года 4,3 процента. Это первое. Второе — с 1 апреля текущего года мы повысили на два процента государственные и социальные пенсии в связи с ростом прожиточного минимума пенсионеров. Затем, с 1 октября текущего года, будут повышены пенсии военным пенсионерам на 4,3 процента одновременно, как я уже сказал, с повышением денежного довольствия военнослужащих».

Об обеспечении россиян лекарствами

«Я сейчас дам слово Веронике Игоревне, но я тоже хочу, чтобы меня услышали, особенно в регионах. Потому что одно дело, когда министр скажет, а другое — когда я скажу.

О чем идет речь? Из двух источников мы обеспечиваем лекарствами граждан страны. Это федеральный источник, и региональный. Федеральные деньги в этом году в феврале полностью перечислены в регионы Российской Федерации. Тем не менее мы наблюдаем сбои по некоторым лекарствам. <…> Что мы видим? Мы видим, что во многих субъектах Российской Федерации не вовремя проводятся соответствующие аукционы, нет достаточно хорошо налаженной системы информации даже в рамках одного региона».

«Склады завалены лекарствами, а до потребителей не поступает. Почему?»

Про мусор и общество потребления

«Это большая проблема у нас. Она возникла не вчера. <…> Мы десятилетиями накапливали мусор, отходы, и никто этим как следует никогда не занимался. Хочу вам сказать, — специалисты это знают точно, а широкая публика, может быть, и не догадывается, — мы генерируем ежегодно 70 миллионов [тонн] отходов. 70 миллионов! И на самом деле никто не занимается в промышленном смысле переработкой этих отходов. Это огромная проблема. Тем более полигоны накапливались десятилетиями, еще с советских времен.

А усугубляется все это еще и тем, что у нас общество превратилось все-таки в значительной степени в общество потребления. Даже несмотря на то, что доходы в предыдущие годы упали реальные, сейчас восстанавливаются, но тем не менее».
«То, что показали сейчас [на экранах] — это безобразие»

О мусорных островах в океане

«Новые упаковки появились. Кроме бумаги упаковочной и картона много пластика сейчас применяется. В Тихом океане целые острова величиной со среднюю европейскую страну образовались. И там эффект линзы работает таким образом, что влияет на климат на всей планете уже. Для нас это огромная проблема»

О том, что делать

«Есть некоторые вещи, на которые мы должны обратить внимание. Ну, скажем. Никто раньше вообще не считал, сколько стоит вывоз мусора.

Во-вторых, сегодня никто не хочет, чтобы рядом с домом были какие-то свалки или полигоны. Значит приходится их [отходы] везти подальше, а это тоже деньги. Надо транспорт использовать, горючку тратить на это, платить водителям, и так далее, и так далее».

«У нас такая [долгосрочная] программа [по переработке мусора] есть, она рассчитана на несколько лет. Она предусматривает строительство двухсот комплексов по переработке мусора, и общий объем финансирования — чуть больше 300 миллиардов рублей. Примерно одна треть — из бюджета, все остальное — это средства, которые должны быть привлечены из бизнеса».

О санкциях и призывах со всеми помириться

«Во-первых, что значит помириться? Мы ни с кем не ругались. И желания такого нет у нас, с кем-то ругаться.

Во-вторых, что это даст и чего не даст, что мы теряем… Ну, смотрите. По экспертным данным, в результате всех этих рестрикций, ограничений, Россия за эти годы, начиная с 2014-го, где-то недополучила около 50 миллиардов долларов. Евросоюз потерял 240 миллиардов долларов, США — 17 миллиардов долларов, у нас с ними небольшой торговый оборот, Япония — 27 миллиардов долларов. Это все же отражается на рабочих местах в этих странах. В том числе и в странах Евросоюза. Они теряют наш рынок».

Об их вкладе в экономику

«Допустим, мы с этим [с потерями] согласились. Но кое-что мы и получили. А что именно? Во-первых, мы должны были, и мы это сделали, включить мозги по поводу того, что и как нам нужно делать в высокотехнологичных секторах экономики. У нас программа так называемого импортозамещения — 667 миллиардов рублей. Это заставило нас развивать даже те направления, где раньше у нас не было компетенции».

«Никогда не было отечественного морского двигателестроения. Мы закупали это все за границей. Оказалось, что недостаточно уметь производить двигатели вообще. А морские двигатели — это особая история. Это отдельная наука, отдельная отрасль, отдельная компетенция. Мы за несколько лет это сделали. <…> Транспортное машиностроение, энергетическое машиностроение, я уже не говорю про сельское хозяйство».

Про Донбасс, Китай, США и место под солнцем

«Нас обвиняют в том, что мы Донбасс оккупируем, что полная чушь, ложь. Китай не имеет к этому отношения? А тарифы на его товары — это, считайте, те же санкции, — увеличиваются и увеличиваются. Теперь — атака на Huawei. Откуда она взялась и в чем смысл? Смысл только в одном: сдерживание развития Китая, который стал глобальным конкурентом другой глобальной державы — Соединенных Штатов.

То же самое происходит в отношении России. И будет происходить дальше. Поэтому, если мы хотим занять достойное нас место под солнцем, мы просто должны становиться сильнее, в том числе, и прежде всего, в сфере экономики».

О «Единой России» и 90-х

«Например, такой, достаточно острый [вопрос], «Куда нас ведет эта банда патриотов из «Единой России»?». Я считаю, что когда люди берут на себя ответственность, в том числе за принятие не очень популярных, но чрезвычайно нужных решений, это значит, что это зрелые люди, которые ставят своей целью, целью своей жизни, целью своей политической карьеры укрепление страны и улучшение жизни людей в конечном итоге.

Я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах, но хочу отметить, что за это время у нас полностью развалилась социальная сфера, промышленность, оборонка… Мы утратили оборонку. Мы практически развалили вооруженные силы, довели страну до гражданской войны, до кровопролития на Кавказе и поставили страну на грань утраты суверенитета и развала. Надо прямо об этом сказать.

Конечно, далеко не все люди, которые работали в 90-х, несут за это ответственность, но наверняка, если это произошло, есть и такие, которые за это ответственность должны нести».

О реакции на коррупцию и на дело полковника Захарченко

«Я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали. Мне часто говорят: может, это прикроем? Потому что будут вопросы, подобные вашим. Если мы имеем дело с наживой за счет граждан, нужно бороться до конца, и это делать гласным»

«Иногда лучше вслух не произносить, да? Не смешно, это на самом деле реально. Когда узнаешь о миллиардах — нет слов. Печатных, во всяком случае».

О деле журналиста «Медузы» Ивана Голунова

«Надеюсь, что следственные действия будут в отношении всех виновных в этой ситуации. Я поговорю с ГенпрокуратуройФСБМВД».

Про закон о неуважении к госсимволам и госорганам

«Я понимаю, о чем речь. В законе не идет речь о критике власти, люди должны быть свободны. Я попрошу Генпрокуратуру обратить на это внимание. Правоприменительная практика должна соответствовать смыслу и назначению закона».

О возможности смягчения «наркотических» статей

«У нас действительно за нарушения в сфере оборота наркотиков очень много обвинительных приговоров. Более того, от всего количества тюремного населения, условно говоря, 26 процентов сидельцев — это как раз по статьям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, наркотических средств, препаратов и прекурсоров.

«Нужно ли либерализовать эту сферу деятельности? На мой взгляд — нет. Потому что угроза для страны, для нации, для нашего народа очень велика».

Никакой либерализации здесь быть не может. Другое дело, что нужно наладить контроль за деятельностью правоохранительных органов, чтобы не было никаких правонарушений с их стороны, чтобы не было отчетности, и ради галок чтобы людей в тюрьму не сажали».

О высоких зарплатах чиновников

«Представим себе, что министр будет получать как рядовой работник. Я говорю об этом с болью в сердце, мне бы очень хотелось, чтобы… помните известную шутку: мы должны работать не для того, чтобы не было богатых, а для того, чтобы не было бедных. Мне бы очень хотелось, чтобы доходы рядового работника повышались».

О том, может ли быть прорыв с «экономистами из 90-х»

Во-первых, у нас нет экономистов из 90-х сейчас. Где они? Назовите хоть одну фамилию. Разве только вот Алексей Леонидович Кудрин, и тот не в полном объеме, и тот уже перековался.

О Владимире Зеленском

«Он талантливый человек, помню его выступления в КВН в Москве. Это было талантливо и смешно. Сейчас это не смешно. Это не комедия, это трагедия».

«При Брежневе такого не было»

«Да, при Брежневе не было. Было много другого, что в конечном итоге привело к распаду Советского Союза».

Зачем по телевизору показывают так много нового оружия

«Вообще не грех вспомнить, чему нас древние учили: «Хочешь мира — готовься к войне». Потом есть и другое известное выражение: «Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую».

Но в целом, что бы я хотел сказать. Во-первых, Россия не является лидером по расходам на вооружение. Нас опережают, значительно опережают, Соединенные Штаты».

«В современном мире мощь государства определяется не столько «Посейдонами» или «Пересветами», сколько экономической мощью».

Может ли Путин рассказать анекдот про Путина?

«Сейчас у меня появился коллега, который делает это профессионально и гораздо лучше, чем я».

Хочет ли президент проехать по стране без охраны

«Я бы действительно хотел отдохнуть свободно и неузнаваемо. Но я понимаю, что это нереалистично, невозможно, (…). Я езжу по стране. И смотрю. И даже, не побоюсь этого слова и этих выражений, через свежеокрашенную траву и скамейки видно, что происходит в реалиях, на месте».

Какая главная проблема России?

«Рост производительности труда»

«Почему вы такой вежливый?»

«Я хоть и во дворе рос, но все-таки в ленинградском дворе, в питерском».

«Вам бывает стыдно?»

«Конечно, да. Как любому, надеюсь, человеку»

«Вам не надоело быть президентом?»

«Нет»

«Вы инопланетянин?»

«Нет. У меня есть доказательства».

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *