Как Кубань сделали русской-2: особенности подсчета

«Украинский вопрос, – вспоминал белогвардейский главком генерал Деникин, – создавал чрезвычайно острую, напряженную атмосферу вокруг отношений Кубани и командования [Добровольческой армии]. – Происходило какое-то сплошное «недоразумение»… Директория объявляет грамоту гетмана о федерации с Россией «зрадницким актом Скоропадьского», а кубанские федералисты официально приветствуют директорию, их официоз по поводу акта воссоединения Галиции с Украиной с пафосом восклицает: «Прекрасная сестра своего замученного брата-кубанца возвратилась к своей горячо любимой матери-Украйне». Казалось бы, даже известный украинофоб не оспаривает украинскость Кубани. Между тем, до сих пор находятся те, кто утверждает, будто «украинский вопрос» на Кубани – это продукт советской украинизации.

Опубликованная в конце минувшего года статья «Голодомор 1932-1933: как Кубань сделали русской» имела большой резонанс. Среди прочего, один русопетствующий коллега заметил, что есть масса публикаций, доказывающих, будто 62,2% украинцев на Кубани – это результат действий украинизаторов, которые «нарисовали» результаты переписи 1926 г.

На специализированном российском сайте ничего похожего найти не удалось, хотя материалов о сложностях и нюансах при проведении переписей там хватает. Зато подобные публикации есть на российских пропагандистских ресурсах, где пишут о «Великом Сталине», «Можем повторить!» и т.п. мерзости. Впрочем, убедительность там ниже плинтуса…

И все же, попробуем разобраться: есть ли основания сомневаться в объективности переписи 1926 г. на Кубани? А для вящей убедительности оперировать будем российскими источниками.

Предыдущая перепись была проведена в конце ХІХ века, еще при государе-императоре, и дала очень похожие данные. Согласно переписи-1897, среди населения Кубанской области малороссийский язык назвали родным 47,4% населения, великороссийский – 42,6%. Согласно переписи-1926, украинцы составляли 62,2% населения Кубанской области, а русские 33,8%. Тут необходимо учесть, что Кубанская область и Кубанский округ не идентичны. В конце XIX века Кубанская область составляла 94 360 км² с населением чуть более 1,9 млн. человек, а созданный в 1924 г. Кубанский округ – 35 860 км² и чуть менее 1,5 млн. человекПричем, в Кубанский округ не вошли именно южные районы области, населенные преимущественно русскими и горскими народами. Поэтому ничего удивительного, что украинцев в Кубанском округе стало больше на 15% (всего-то!), чем было в Кубанской области.

В целом, переписи царская-1897 и советская-1926 отобразили на Кубани одну и ту же картину, с той лишь разницей, что в первом случае фиксировали родной язык, а во втором – национальность. А вот сталинская перепись-1939 представляет уже совершенно иной национальный состав населения Краснодарского края: русские 86,8%, украинцы 4,7% (правда, край примерно в два раза больше, чем округ, зато украинцев стало меньше на 57,5%!). После того, как организаторов переписи-1937 расстреляли, говорить об объективности полученных в 1939 г. данных может или недалекий, или бесстыжий человек (в принципе, одно другому не мешает). «Перепись 1926 года, охватившая практически все население, была признана образцовой. Все последующие были уже образцово-показательными».

Еще один принципиальный вопрос: могла ли проводимая на Кубани украинизация ощутимо повлиять на результаты переписи-1926?

Политика коренизации была провозглашена на съезде РКП(б) в апреле 1923 г., тогда же было принято соответствующее решение КП(б)У об украинизации. В августе 1923 г. появилось постановление ВУЦИК и СНК УССР «О мерах обеспечения равноправия языков и о помощи развитию украинского языка». Однако поначалу украинизация носила скорее декларативный характер. В сфере образования процесс пошел после того, как в сентябре 1924 г. наркомом просвещения УССР стал национал-коммунист Александр Шумский. И только после смены украинского партийного руководства, 30 апреля 1925 г. ВУЦИК и СНК УССР приняли решение о полной украинизации и переходе на украинское делопроизводство. В начале июня 1925 г. заработала Центральная всеукраинская комиссия по украинизации.

Итак, массовая украинизация даже в Украине началась в мае-июне 1925 г. К этому времени на Кубани власти не оказывали ей поддержкиВ апреле 1925 г. в Краснодаре на Первой украинской учительской конференции Кубанского округа учителя говорили: “Нам чинят препятствия на местах, на нас смотрят косо, как на каких-то контрреволюционеров. У ячеек партии мы не находим поддержки, в лучшем случае – безразличное отношение”. “Скажите нам, что мы делаем? Делаем ли мы необходимое для государства дело или мы творим контрреволюционное дело? Если мы делаем полезную работу, дайте по этому вопросу четкие указания местам”… Коммунисты спрашивали: а можно ли быть коммунисту украинцем, а беспартийные обратный ставят вопрос: “Можно ли украинцу быть коммунистом?”.  Ситуация стала меняться после того, как в ноябре 1925 г. окружная конференция ВКП(б) приняла соответствующее решение. Украинизация на Кубани развернулась на полную («приняла агрессивные формы», как это называют адепты «русского мира») только в 1928 г. Между тем, перепись населения провели в декабре 1926 г. Так что, объяснять ее результаты на Кубани происками украинизаторов можно разве что с очень большой натяжкой. Скорее наоборот: это результаты переписи стали основанием для того, чтобы форсировать процесс украинизации на Кубани, против чего уже в декабре 1932 г. выступили Сталин и Молотов.

Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *